5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фашистский поезд пущенный под откос партизанами

Вервольф (ополчение)

Вервольф
нем. Werwolf

Символика организации «Вервольф» (вольфсангель)
Годы существования19 сентября 1944 — 1946/1947
Страна Нацистская Германия [1]
ПодчинениеРейхсфюрер СС Генрих Гиммлер
Типпехота, партизаны
Функцияпартизанская война
Частьотряды по 5—10 человек
Командиры
Известные командирыГанс Адольф Прютцман †

Вервольф (нем. Werwolf [2] — волк-оборотень) — немецкое ополчение для ведения партизанской войны в тылу наступающих войск противника [3] , созданное в самом конце Второй мировой войны. Оно также было задействовано при обороне городов. Формировалось по типу Фольксштурма в основном из стариков и подростков в возрасте 14—16 лет. Ополченцы проходили краткий курс начальной военной подготовки, оказания медицинской помощи, использованию местности для ведения боевых действий, диверсионной тактике ведения боевых действий. Официально было упразднено и распущено преемником Гитлера Карлом Дёницем [3] .

Партизаны как часть советской стратегии

Уничтожением немецких эшелонов и подрывом железнодорожных путей на оккупированных советских землях партизанские отряды и заброшенные с Большой земли диверсионные группы занимались с первых дней войны. Нарушение коммуникаций противника всегда было важной частью боевых действий, а в Советском Союзе, где основная транспортная нагрузка в то время ложилась именно на железные дороги, оно играло особую роль. Дело было не только в том, что после каждого удачно пущенного под откос эшелона или подорванного участка пути движение замирало на несколько часов, а порой и суток. Громадное значение имел и чисто психологический фактор: ни пополнение, двигавшееся к фронту, ни отпускники, мечтавшие отдохнуть на родине, не могли быть уверены в том, что беспрепятственно доберутся до пункта назначения, а это подрывало моральный дух немецких солдат.

Минеры крымского партизанского отряда перед выходом в диверсионный рейд

До перелома, который ознаменовала победа Красной Армии в Сталинградской битве, а закрепило сражение на Курской дуге, партизанские отряды и диверсионные группы уделяли железным дорогам внимание лишь отчасти. Чтобы всерьез вести то, что позднее получит название «рельсовой войны», действовавшим в немецком тылу партизанам не хватало прежде всего взрывчатки и оборудования для взрывного дела, да и специалистов среди них было немного. В лучшем положении были диверсионные группы, многие из которых постепенно тоже превратились в крупные партизанские отряды, но и они, как правило, имели задачи, заключавшиеся не только в подрыве рельсов и пуске под откос эшелонов.

Читать еще:  Как отделать балкон внутри откосы

Полковник Илья Старинов, один из непосредственных руководителей операции «Концерт»

Только в конце лета 1943 года Центральный штаб партизанского движения и Ставка Верховного главнокомандования приняли согласованное решение привлечь партизанские соединения к обеспечению наступления Красной Армии. Это стало возможным благодаря изменению взгляда советского командования на планирование крупных стратегических операций. Теперь в Ставке оперировали не только войсковыми понятиями, и не воспользоваться возможностью нарушить коммуникации противника, имея в его тылу сотни тысяч партизан, не могли.

Советские партизаны минируют дорогу в Ленинградской области, осень 1943 года. В рамках операции «Концерт» диверсии проводились не только на железнодорожных коммуникациях, но и на автомобильных дорогах

Первый опыт такого стратегического взаимодействия, собственно, и был операцией «Рельсовая война». Ее главной задачей было не дать немцам подтянуть к фронту резервы, которые могли бы использоваться против развивающей наступление в ходе Курской битвы Красной Армии. Операция оказалась вполне успешной, и к середине сентября, когда вовсю шло наступление на Левобережной Украине, стало понятно, что и для дальнейшего продвижения на Запад партизанская помощь будет далеко не лишней.

Журналист идёт на войну: редактор «Горьковской правды» Иван Богданов создал партизанскую группу во время ВОВ

Иван Богданов – легенда нижегородской журналистики. Он почти 23 года был редактором главной газеты области – «Горьковской правды». Коллеги, конечно, знали, что он воевал. Но подробностей Иван Александрович не рассказывал.

А между тем за его плечами было такое, что дух захватывает: оказавшись в окружении, журналист Богданов создал партизанскую группу в 55 человек. Взорванные мосты, пущенный под откос поезд – врагу оставалось подсчитывать потери. А потом был Сталинград…

«Пропал без вести»

Иван Богданов был родом из Архангельской губернии. Парнишка из многодетной крестьянской семьи оказался таким смышлёным, что уже в 13 лет его взяли счетоводом в колхоз, а через два года он стал работать в суде.

– Потому что был грамотным, – объясняет дочь героя Валентина Богданова. – Есть фото: молоденький папа – секретарь суда. В очках. Со зрением всё было нормально, но он надел для солидности. Ему было всего 15!

Читать еще:  Монтажная пена для откосов входных дверей

В суде Ивану поручили делать стенгазету. Также он стал писать заметки в местную холмогорскую газету, а затем в архангельскую. Его заметили и посоветовали учиться на журналиста.

В 1936 году Иван Богданов уехал в Ленинград, поступил в институт журналистики. А в январе 1940‑го 22‑летнего студента призвали в армию – шла Советско-финская война. Он стал ответственным секретарём дивизионной газеты. Через четыре месяца вернулся в Ленинград, окончил институт. Получив в августе 1940‑го направление в Забайкальский военный округ на должность ответсека армейской газеты, Богданов отправился в Читу уже с женой Зоей – она училась в том же институте на курс младше.

– Когда началась война, папе было предписано в 24 часа собраться, отбыть к месту нового назначения, – рассказывает Валентина Ивановна. – Мама с новорождённым сыном поехала в Казахстан, в Усть-Каменогорск. В дороге малыш заболел и умер… А в конце 1941 года мама получила извещение: «Ваш муж пропал без вести».

Клятва панфиловцам

Ивана Богданова направили на Западный фронт. В начале октября 1941‑го под Вязьмой войсковая часть попала в окружение. Бойцы выбирались небольшими группами, но линия фронта была уже далеко. Тогда журналист взял ситуацию в свои руки: из бойцов и местных жителей организовал партизанскую группу, которая, уничтожив семерых немецких полицейских, уже через 10 дней влилась в большой партизанский отряд. И вот лишь несколько операций.

В ночь на 18 ноября 1941 года Иван Богданов взорвал железнодорожный мост у станции Догобуж, остановив немецкие поезда на неделю. 31 декабря подорвал ещё один мост – вышло из строя три километра железной дороги. С диверсионной группой разгромил немецкую военную комендатуру, на автомагистрали Минск – Москва партизаны уничтожили немецкую колонну из девяти машин. 22 февраля пустили под откос немецкий поезд. До фронта не доехали около сотни солдат вражеской армии.

Богданов вывел из немецкого тыла и передал кавалерийскому корпусу, с которым удалось наладить связь, около 1200 военнослужащих. Его представили к ордену, но при переходе через линию фронта немцы захватили связного партизан со всей документацией. И Богданова вместо награждения доставили в Главное политическое управление Красной армии.

Читать еще:  Косилка для окашивания откосов

В сентябре 1942‑го боевой путь журналиста продолжился – назначили замредактора газеты 260‑й стрелковой дивизии, которая несколькими месяцами ранее, в мае, начала формироваться в Московской области. В записях Ивана Александровича о фронтовых годах, которые хранит дочь журналиста (они не были опубликованы), упоминается, что на окраине деревни Нелидово бойцы дивизии нашли дощечку с надписью: «Здесь похоронены герои-панфиловцы». Рядом увидели обвалившуюся могилу. Сейчас там большой мемориал, а тогда, как вспоминал Иван Александрович, бойцы восстановили холм, огородили. Девушки сплели венок и посадили цветы.

Над могилой героев поклялись сражаться так же отважно.

8 сентября 1942‑го дивизия получила приказ срочно погрузиться. Бойцы не знали, куда их направляют. «Со станции Грязи повернули на Сталинград», – рассказывал Иван Богданов. И описывал далее: «11 сентября, станция Иловля. Горят элеватор, склады, разрушено полотно железной дороги, целые составы лежат под откосом – следы недавнего большого налёта немецкой авиации»…

Иван Александрович рассказывал о горячих днях наступления, о гибели своих товарищей, о захвате «языка», о работе наших снайперов, когда держали оборону. За три месяца 166 снайперов дивизии уничтожили 1147 немецких солдат и офицеров.

Сокровенное в памяти

С дивизией Иван Богданов дошёл до Берлина. Был тяжело контужен, ранен в ногу и в грудь… Иван Александрович всегда стремился быть на передовой. За годы войны его наградили орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина».

В Берлине он служил до 1948‑го – завотделом армейской газеты. Потом были Новосибирск, Ленинград, Ульяновск, а в мае 1961‑го семья Богдановых приехала в Горький – Ивана Александровича назначили редактором «Горьковской правды».

– В нашей семье главным праздником был День Победы, – рассказывает дочь журналиста. – Накануне родители садились к столу и писали папиным боевым товарищам десятки открыток.

О войне папа очень мало рассказывал. То, что осталось в памяти, было только его, сокровенное…

Ивана Богданова не стало в 2008 году. Ему было 90 лет. Награды, фото, документы – дорогие реликвии для его семьи.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector