6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Над откосами косами косят над откосами косят людей

АНДРЕЙ БЕЛЫЙ

Белого-поэта в современном сознании заслонил Белый-прозаик, чей «Петербург» (1913—1914) стал одной из вершин европейского романа. Но расстояние между стихом и прозой — ритмизованной, напевной — у Белого было значительно сокращено. Лириком оставался он во всех проявлениях своего многогранного дара, будь то трактат о символизме, путевой очерк, главы «Серебряного голубя», эпопея о Москве или трилогия мемуаров. Он был одним из оригинальнейших и прозорливых умов века. «Гениальный, странный», — писал о нем Блок, разошедшийся с Белым после многих лет братской дружбы. Не знавший благополучия и «оседлости», беспокойным искателем был поэт и в своем творчестве, ценя его процесс больше, чем результат, безудержно экспериментируя ради обновления искусства слова.

Борис Николаевич Бугаев, сын философа-математика (Андрей Белый — псевдоним), по образованию естественник, начал с прозаических «симфоний», где повествование строилось как спор контрастных «музыкальных» тем: в них страстный порыв к духовным высотам — и зоркое ви́дение уродств, гримас реальности. В первом сборнике стихов и лирической прозы Белого «Золото в лазури» (1904) покорение скалистых вершин («На горах») или полет к солнцу («Золотое руно») символизировали порыв из обыденности в «вечность», к мистическому идеалу. Но прорицавший его поэт — в колпаке юродивого; осмеянный «лжехристос», он оказывался в «смирительном доме». Мистической экзальтации «солнечных» гимнов сопутствуют в книге гротескные образы сказочной нежити («Гном», «Игры кентавров»), иронические зарисовки городской повседневности («Весна», «Из окна») и старинного быта («Прежде и теперь»).

Сдвиг от надмирного к земному, русскому, крестьянскому обозначили стихи в посвященном памяти Некрасова сборнике Белого «Пепел» (СПб., 1909). Здесь уже не «золото» и «лазурь», символы духовного экстаза, а «свинец облаков», зловещие кабаки, «просторы голодных губерний» («Родина», «Отчаяние», «Из окна вагона»). Лирический герой — бродяга, висельник, «горемыка»; Белым владеют чувства отверженности и одиночества. Они оттеняются — в ключе присущей ему поэтики «диссонанса» — ритмами лихой пляски («Песенка комаринская», «Веселье на Руси»), кощунственными сценками собственных похорон. В цикле «Город» ощутимы напряженная атмосфера 1905 г., отзвуки уличных митингов, демонстраций. Другие — книжные — импульсы питали лирику сборника «Урна» (М., 1909); «пепел» переживаний поэт собрал здесь в «урну» формы, отточенной в традициях Пушкина, Баратынского, Тютчева, преломленных сквозь Брюсова (которому посвящен сборник). Героиня многих стихов «Урны» — Л. Д. Блок, суровая «снежная дева», отвергшая страдальца. Иным увлечениям и утратам — интеллектуальным — посвящен раздел «Философическая грусть», где в шутку и всерьез Белый говорил о своем двойственном отношении к абстракциям Канта и неокантианцев.

Подобно Блоку, Белый принял Октябрь и самоотверженно нес нелегкую в те годы «вахту культуры». Но события революции увидел в свете владевшего им тогда учения антропософии: поэма «Христос воскрес» (1918) говорила в евангельских метафорах о начале «мировой мистерии» духовного страдания, умирания и воскресения. Тот же путь прослеживает Белый и в судьбе личности; он часто обращается к воспоминаниям — в повести «Котик Летаев» (1917), в поэме «Первое свидание» (1921), блистательные строфы которой вобрали и зарисовки московской интеллигенции рубежа столетий, и образ века, грозящего «ато́мной лопнувшею бомбой»; обширные мемуары не были завершены (в 1930—1934 гг. вышли три книги). Лирический подъем начала 1920-х годов дал сборники «Звезда» (Пг., 1922) и «После разлуки» (Пг., Берлин, 1922); в них отразилась

драма разрыва с первой женой, А. А. Тургеневой, героиней его посланий «Асе» и «сказок» книжки «Королевна и рыцари» (Пг., 1918).

В конце жизни Белый писал стихов мало, бесконечно переделывая созданное ранее. Его опыт широко отозвался в поэзии XX в. — у Маяковского, Есенина, Цветаевой. Но и сам Белый не прошел мимо их открытий.

Изд.: Белый А. Стихотворения и поэмы. М.; Л., 1966, («Б-ка поэта». Большая серия).

СОЛНЦЕ

Автору «Будем как Солнце»

Солнцем сердце зажжено.
Солнце — к вечному стремительность.
Солнце — вечное окно
в золотую ослепительность.

Роза в золоте кудрей.
Роза нежно колыхается.
В розах золото лучей
красным жаром разливается.

В сердце бедном много зла
сожжено и перемолото.
Наши души — зеркала,
отражающие золото.

1903
Серебряный Колодезь

НА ГОРАХ

Горы в брачных венцах.
Я в восторге, я молод.
У меня на горах
очистительный холод.

Вот ко мне на утес
притащился горбун седовласый.
Мне в подарок принес
из подземных теплиц ананасы.

Он в малиново-ярком плясал,
прославляя лазурь.
Бородою взметал
вихрь метельно-серебряных бурь.

Голосил
низким басом.
В небеса запустил
ананасом.

И, дугу описав,
озаряя окрестность,
ананас ниспадал, просияв,
в неизвестность,

золотую росу
излучая столбами червонца.
Говорили внизу:
«Это — диск пламезарного солнца. »

Низвергались, звеня,
омывали утесы
золотые фонтаны огня —
хрусталя
заалевшего росы.

Я в бокалы вина нацедил
и, подкравшися боком,
горбуна окатил
светопенным потоком.

МЕНУЭТ

Вельможа встречает гостью.
Он рад соседке.
Вертя драгоценною тростью,
стоит у беседки.

На белом атласе сапфиры.
На дочках — кисейные шарфы.

Подули зефиры —
воздушный аккорд
Эоловой арфы.

Любезен, но горд,
готовит изящный сонет
старик
Глядит в глубь аллеи, приставив лорнет,
надев треуголку на белый парик.

Вот. негры вдали показались — все в красном — лакеи.
Вот. блеск этих золотом шитых кафтанов.
Идут в глубь аллеи
по старому парку.

Под шёпот алмазных фонтанов
проходят под арку.

Вельможа идет для встречи.
Он снял треуголку.
Готовит любезные речи.
Шуршит от шёлку.

Март 1903. Москва

ВЕСНА

Всё подсохло. И почки уж есть.
Зацветут скоро ландыши, кашки.
Вот плывут облачка, как барашки.
Громче, громче весенняя весть.

Я встревожен назойливым писком:
Подоткнувшись, ворчливая Фёкла,
нависая над улицей с риском,
протирает оконные стекла.

Тут известку счищают ножом.
Тут стаканчики с ядом. Тут вата.
Грудь апрельским восторгом объята.
Ветер пылью крутит за окном.

Окна настежь — и крик, разговоры,
и цветочный качается стебель,
и выходят на двор полотеры
босиком выколачивать мебель.

Выполз кот и сидит у корытца,
умывается бархатной лапкой.
Вот мальчишка в рубашке из ситца,
пробежав, запустил в него бабкой.

В небе свет предвечерних огней.
Чувства снова, как прежде, огнисты.
Небеса всё синей и синей,
Облачка, как барашки, волнисты.

В синих далях блуждает мой взор,
Все земные стремленья так жалки.
Мужичонка в опорках на двор
с громом ввозит тяжелые балки.

ПОПРОШАЙКА

Крыши. Камни. Пыль. Звучит
Под забором ругань альта.
К небу едкий жар валит
Неостывшего асфальта.

Стен горячих вечный груз.
Задыхается прохожий.
Оборванец снял картуз.
Смотрит палец из калоши.

«Сударь, голоден, нет сил,
Не оставьте богомольца.
На руках и я носил
Золотые кольца.

Коль алтын купец дает,
Провожу в ночлежке ночь я. »
Ветерок, дохнув, рванет
На плечах иссохших клочья.

На танцующую дрянь
Поглядел купец сурово:
«Говорят тебе, отстань,
Позову городового. »

Стены. Жар. В зубах песок.
Люди. Тумбы. Гром пролеток.
Шелест юбок. Алость щек
Размалеванных красоток.

ВЕСЕЛЬЕ НА РУСИ

Как несли за флягой флягу —
Пили огненную влагу.

Д’накачался —
Я
Д’наплясался —
Я

Дьякон, писарь, поп, дьячок
Повалили на лужок.

Эх —
Людям грех!
Эх — курам смех!

Трепаком-паком размашисто пошли: —
Трепаком, душа, ходи-валяй-вали:

Трепака да на лугах,
Да на межах, да во лесах —

По дороге ноги-ноженьки туды-сюды-пошли,
Да по дороженьке вали-вали-вали —

Что там думать, что там ждать:
Дунуть, плюнуть — наплевать:
Наплевать да растоптать:
Веселиться, пить да жрать.

Гомилетика, каноника —
Раздувай-дува-дувай, моя гармоника!

Дьякон пляшет —
— Дьякон, дьякон —
Рясой машет —
— Дьякон, дьякон —
Что такое, дьякон, смерть?

— «Что такое? То и это:
Носом в лужу, пяткой — в твердь. »

Раскидалась в ветре, — пляшет —
Полевая жердь: —

Веткой хлюпающей машет
Прямо в твердь.

Бирюзовою волною
Нежит твердь.

Над страной моей родною
Встала Смерть.

1906
Серебряный Колодезь

ДРУЗЬЯМ

Золотому блеску верил,
А умер от солнечных стрел.
Думой века измерил,
А жизнь прожить не сумел.

Не смейтесь над мертвым поэтом:
Снесите ему цветок.
На кресте и зимой и летом
Мой фарфоровый бьется венок.

Цветы на нем побиты.
Образок полинял.
Тяжелые плиты.
Жду, чтоб их кто-нибудь снял.

Любил только звон колокольный
И закат.
Отчего мне так больно, больно!
Я не виноват.

Пожалейте, придите;
Навстречу венком метнусь.
О, любите меня, полюбите —
Я, быть может, не умер, быть может, проснусь —
Вернусь!

Январь 1907. Париж

«ДА НЕ В СУД ИЛИ ВО ОСУЖДЕНИЕ. »*

Как пережить и как оплакать мне
Бесценных дней бесценную потерю?

Но всходит ветр в воздушной вышине.
Я знаю всё. Я промолчу. Я верю.

Душа: в душе — в душе весной весна.
Весной весна, — и чем весну измерю?

Чем отзовусь, когда придет она?
Я промолчу — не отзовусь. Не верю.

* Слова христианской молитвы.

Не оскорбляй моих последних лет.
Прейдя, в веках обиду я измерю.

Я промолчу. Я не скажу — нет, нет.
Суров мой суд. Как мне сказать: «Не верю»?

Текут века в воздушной вышине.
Весы твоих судеб вознес, — и верю.

Как пережить и как оплакать мне
Бесценных дней бесценную потерю?

ИЗ ОКНА ВАГОНА

Поезд плачется. В дали родные
Телеграфная тянется сеть.
Пролетают поля росяные.
Пролетаю в поля: умереть.

Пролетаю: так пусто, так голо.
Пролетают — вон там и вон здесь —
Пролетают — за селами села,
Пролетает — за весями весь; —

Читать еще:  Дверь без наличника с откосами

И кабак, и погост, и ребенок,
Засыпающий там у грудей: —
Там — убогие стаи избенок,
Там — убогие стаи людей.

Мать Россия! Тебе мои песни, —
О немая, суровая мать! —
Здесь и глуше мне дай, и безвестней
Непутевую жизнь отрыдать.

Поезд плачется. Дали родные.
Телеграфная тянется сеть —
Там — в пространства твои ледяные
С буреломом осенним гудеть.

Август 1908. Суйда

РОДИНА

В. П. Свентицкому

Те же росы, откосы, туманы,
Над бурьянами рдяный восход,
Холодеющий шелест поляны,
Голодающий, бедный народ;

И в раздолье, на воле — неволя;
И суровый, свинцовый наш край
Нам бросает с холодного поля —
Посылает нам крик: «Умирай —

Как и все умирают. » Не дышишь,
Смертоносных не слышишь угроз: —
Безысходные возгласы слышишь
И рыданий, и жалоб, и слез.

Те же возгласы ветер доносит;
Те же стаи несытых смертей
Над откосами косами косят,
Над откосами косят людей.

Роковая страна, ледяная,
Проклята́я железной судьбой —
Мать Россия, о родина злая,
Кто же так подшутил над тобой?

ПОД ОКНОМ

Взор убегает вдаль весной:
Лазоревые там высоты.

Но «Критики»* передо мной —
Их кожаные переплеты.

Вдали — иного бытия
Звездоочитые убранства.

И, вздрогнув, вспоминаю я
Об иллюзорности пространства.

* Сочинения немецкого философа И. Канта.

НОЧЬ И УТРО

Мгновеньями текут века.
Мгновеньями утонут в Лете.
И вызвездилась в ночь тоска
Мятущихся тысячелетий.

Глухобезмолвная земля,
Мне непокорная доныне, —
Отныне принимаю я
Благовестительство пустыни!

Тоскою сжатые уста
Взорвите, словеса святые,
Ты — утренняя красота,
Вы — горние краи? златые!

Вот там заискрились, восстав, —
Там, над дубровою поющей —
Алмазами летящих глав
В твердь убегающие кущи.

ВОСПОМИНАНИЕ

Мы — ослепленные, пока в душе не вскроем
Иных миров знакомое зерно.
В моей груди отражено оно.
И вот — зажгло знакомым, грозным зноем.

И вспыхнула, и осветилась мгла.
Всё вспомнилось — не поднялось вопроса:
В какие-то кипящие колеса
Душа моя, расплавясь, протекла.

Май 1914. Арлесгейм

ПОСВЯЩЕНИЕ

Я попросил у вас хлеба — расплавленный камень мне дали,
И, пропаленная, вмиг, смрадно дымится ладонь.
Вот и костер растрещался, и пламень танцует под небо.

Мне говорят: «Пурпур». В него облекись на костре.
Пляшущий пурпур прилип, сдирая и кожу, и мясо:
Вмиг до ушей разорвался черный, осклабленный рот.
Тут воскликнули вы: «Он просветленно смеется. »
И густолиственный лавр страшный череп покрыл.

Танка

А вода? Миг — ясна.
Миг — круги, ряби: рыбка.
Так и мысль. Вот — она.
Но она — глубина,
Заходившая зыбко.

Июль 1916. Дорнах

В безгневном сне, в гнетуще-грустной неге
Растворена так странно страсть моя.
Пробьет прибой на белопенном бреге,
Плеснет в утес соленая струя.

Вот небеса, наполнясь, как слезами,
Благоуханным блеском вечеров,
Блаженными блистают бирюзами
И — маревом моргающих миров.

И снова в ночь чернеют мне чинары.
Я прошлым сном страданье утолю:
Сицилия. И страстные гитары.
Палермо, Монреаль. Радес.
Люблю.

Июнь 1917. Демьяново

Снег, — в вычернь севшая, слезеющая мякоть;
Куст — почкой вспухнувшей овеян, как дымком.
Как упоительно калошей лякать в слякоть, —
Сосвистнуться с весенним ветерком.

Века, а не года, — в расширенной минуте;
Восторги — в воздухом расширенной груди.
В пересерениях из мягкой, млявой мути, —
Посеребрением на нас летят дожди.

Взломалась, хлынула, — в туск, в темноту тумана —
Река, раздутая легко и широко.
Миг, и просинится разливом океана,
И щелкнет птицею. И будет —
— солнышко́!

Стихотворение и анализ «Родина»

Те же росы, откосы, туманы,

Над бурьянами рдяный восход,

Холодеющий шелест поляны,

Голодающий, бедный народ;

И в раздолье, на воле – неволя;

И суровый свинцовый наш край

Нам бросает с холодного поля –

Посылает нам крик: «Умирай –

Как и все умирают…» Не дышишь,

Смертоносных не слышишь угроз: –

Безысходные возгласы слышишь

И рыданий, и жалоб, и слез.

Те же возгласы ветер доносит;

Те же стаи несытых смертей

Над откосами косами косят,

Над откосами косят людей.

Роковая страна, ледяная,

Проклятая железной судьбой –

Мать Россия, о родина злая,

Кто же так подшутил над тобой?

Краткое содержание

Стихотворения о родине есть в творчестве многих русских поэтов. Но большинство из них рисовали причесанную картинку отчизны в виде красивых образов природы, прославления воинских подвигов, высоких патриотических высказываний, и только некоторые не боялись в своих произведениях отражать реальное положение вещей. Одним из таких поэтов был Андрей Белый. Его стихотворение «Родина» проникнуто болью за родную землю, главными достопримечательностями которой являются «холодеющий шелест поляны, голодающий, бедный народ».

А. Саврасов. Сельский вид. 1890

Уже в самом начале автор поднимает тему страдающего народа. Его взору предстает государство, в котором смерть считается обычным делом, где люди, доведенные до нищенского состояния, забыли о данном им предназначении – достойно жить и созидать. Отовсюду слышны лишь безысходные возгласы «и рыданий, и жалоб, и слез». Поэт видит, что в государстве не намечается никаких перемен по улучшению жизни, и это приносит ему глубокие страдания. Выплеснуть переполняющие его чувства он может только на бумаге.

Каждая строка проникнута пессимизмом автора, ни в одном образе он не видит ничего жизнерадостного и делает вывод, что этот унылый край совершенно не располагает к жизни. Через весь текст проходит мотив смерти, также достаточно хорошо прослеживаются декадентские настроения автора, что придает еще большую мрачность стихотворению.

Заканчивается текст риторическим вопросом: «Мать Россия, о родина злая, кто же так подшутил над тобой?» Белый непрямым текстом намекает, что стране необходимы перемены и, чем скорее они свершатся, тем быстрее народ ощутит их на себе и, наконец, станет полноправным хозяином своей судьбы.

Анализ

История создания

Стихотворение было написано в 1908 году. В это время в писательской среде стали преобладать патриотические настроения. Белый также находился в рядах этих поэтов, однако он сочинил стихотворение совсем другого направления: хлесткое и беспощадное в своей откровенности. Поэт очень смело рисует Россию, но это не просто критика, это оправданная боль за свой народ и большая любовь к родной земле.

Неизвестно, по какой причине данное стихотворение было посвящено В.П. Свентицкому – известному богослову и священнику православной церкви. Помимо религиозной деятельности этот человек писал драматургические и прозаические произведение, а также публицистические статьи. Его личность была очень противоречивой и вызывала неоднозначное отношение у окружающих. Сам Белый несколько раз позволял себе нелестные высказывания в его адрес. Но, факт остается фактом. Перед текстом стихотворения стоит пометка: В.П. Свентицкому. Опубликовано оно было в поэтическом сборнике «Пепел» в 1910 году.

Персонажи и образы

Центральным персонажем произведения является образ Родины. При всей своей любви к ней, поэт не может не упрекнуть ее за столь жестокое отношение к своим детям. Ведь так поступают мачехи, но отнюдь не матери. Герой задается вопросом: что случилось с ней? Кому выгодно, чтобы она стала такой недружелюбной и холодной к своему народу? «Кто же так подшутил над тобой?»

Также в стихотворении присутствует образ пейзажа, который описан настолько мрачно и уныло, что вызывает чувство беспросветной тоски: холодные поляны, мрачные бурьяны, холодные туманы – все это становится фоном, на котором существует обездоленный русский народ.

Еще один необычный образ, который рисует поэт – это стаи смертей. Вместо обычного образа старухи с косой здесь смерть не стучится в дом, а косит людей, где придется. Поэт вопрошает, что же это за Родина, которая лишает человека последнего желания – покинуть этот мир, находясь в своей постели?

Композиция и жанр

Стихотворение не делится на части и представляет собой сплошной текст. С первых строк Белый начинает развивать тему народных страданий и заканчивает выводом, что в такой стране жить невозможно. По жанру стихотворение – яркий образец гражданской лирики.

Размер и средства художественной выразительности

Произведение написано трехстопным анапестом. Перекрестная рифма (АВАВ) несет в себе сочетание женских и мужских слогов.

Белый использует в своем стихотворении достаточно суровые эпитеты: «рдяный восход», «холодеющий шелест», «голодающий», «бедный народ», «суровый свинцовый край», «холодное поле», «безысходные возгласы», «роковая страна, ледяная».

Метафоры также служат для более выразительного описания унылой картины: «шелест поляны», «край посылает», «стаи несытых смертей», «ветер доносит», «над откосами косят людей». Эту же цель преследуют и сравнения: «как и все умирают», «те же росы, откосы, туманы», «те же взгласы», «те же стаи».

Проблематика и основная идея произведения

Главная тема стихотворения – любовь к отчизне. Основная проблема – необходимость перемен. Несмотря на резкость некоторых выражений, родина не становится для поэта чужой в этом произведении. Напротив, обнажается его любовь и глубокие переживания о ее судьбе. Он искренне не понимает, почему в государстве на протяжении десятилетий ничего не меняется, и кто стоит за проклятьем, наложенным на его страну.

Стихотворение представляет собой образец беспощадного реализма, где каждая строка и каждое слово несут в себе глубокий философский смысл.

11 (22) мая 1721 года Пётр I издал указ «Об отправлении в разные хлебородные места крестьян для обучения местных обывателей снимать хлеб с поля косами» [1] . Преимущества косы описывались в указе следующим образом: «Понеже в здешних краях в Курляндии, в Лифляндии и в Пруссах у мужиков обычай есть, что вместо серпов хлеб снимают малыми косами с граблями, что перед нашими серпами гораздо споро и выгоднее, что средний работник за десять человек сработает».

Читать еще:  Дверные откосы разной ширины

Впрочем, коса ещё долго не могла полностью заменить серп. Дело в том, что хлеб иногда полегает — стебли стелются почти горизонтально по земле; в этом случае срезать их косой невозможно. Полегание вызывается недостатком солнечного света, вследствие чего клеточные стенки стебля плохо развиваются, остаются слабыми и не выдерживают веса своих колосьев.

Особенности использования [ править | править код ]

Существуют два типа косы — коса-горбуша (волынка) и коса-стойка (литовка), последняя получила наибольшее распространение. Основные различие в них — это размер (литовка больше), наличие ручки (лучка) у литовки и положение тела косаря при косьбе (горбушей косят сгибаясь при каждом взмахе, а литовкой с прямой спиной).

Коса — это инструмент индивидуальный и требует настройки именно под её владельца-косаря. При правильной настройке и соответствующих навыках косьба в течение продолжительного времени не вызывает заметной усталости, хотя при этом задействовано большое количество мышц. Коса как бы сама косит траву, издавая при этом чистый, звонкий звук. Рукоятка (лучок) изготавливается из черёмухи или ивы. Косовище (черенок косы) изготавливается из ели (реже берёзы или сосны).

Лезвие косы сначала отбивают (то есть подвергают наклёпу), а только потом подтачивают. Крутое затачивание (в особенности на точильных станках) без отбивки является неправильным методом и приводит к быстрому стачиванию косы. Отбивку осуществляют косным молотком на специальной подставке (бабке) которую вбивают острой частью в чурку (пенёк), либо на косоотбойнике (для тех, кто не владеет методикой отбивки на бабке), который также вбивается в чурку. Отбивать начинают от пятки к концу, равномерно проходя всю кромку полотна. Ни на один участок лезвия не ударяют дважды за один проход, обычно делают несколько проходов или больше. После отбивки и во время работы периодически лезвие правят правилом (железный прут) и подтачивают точильным бруском (оселок) с мелким зерном. Нормальная коса после отбивания выдерживает, в зависимости от прокашиваемой местности, три-четыре или семь-восемь часов косьбы.

Косят традиционно с утра (при покосе на сено, когда косьба продолжительная — только с утра), когда нет дневного зноя, лучше всего до схода утренней росы. Главный фактор повышения эффективности косьбы при росе состоит в том, что трава (или иное скашиваемое растение) за счет росы утяжеляется и оказывает лезвию косы большее инерционное сопротивление. В результате этого трава срезается, а не пригибается к земле лезвием. Вода также выполняет роль смазки, уменьшающей и силу трения и, соответственно, усилия косаря [2] [ неавторитетный источник? ] . Кроме того, режущая способность лезвия сохраняется дольше при регулярном охлаждении росой. Существует даже такая поговорка — «Коси коса, пока роса; роса долой — коса домой».

Также лезвие различается по номерам (5, 6, 7…), что соответствует его длине, выраженной в ширине ладони.

Символизм — направление в литературе и искусстве, которое впервые появилось во Франции в последней четверти XIX века и к концу века распространилось в большинстве стран Европы. Но после Франции именно в России символизм реализуется как наиболее масштабное, значительное и оригинальное явление в культуре. Одновременно с зарождением символизма в России начинается Серебряный век русской литературы Символизм сосредоточен преимущественно на художественном выражении посредством символа интуитивно постигаемых сущностей и идей, смутных, часто изощренных чувств и видений. Основоположник русского символизма- Валерий Брюсов.

«Видение отроку Варфоломею» (1890)

Символисты: Старшие (резко отрицали действительность, говорили миру «нет»): В. Брюсов К. Бальмонт Ф. Сологуб Д. Мережковский З. Гиппиус (Пришедшие в литературу в 90-е, период глубоко кризиса в поэзии) Младосимволисты (выступающие с первыми публикациями в 1900-е годы): С. Соловьёв А. Блок А. Белый И. Анненский В. Иванов Я действительности нашей не вижу Я не знаю нашего века. (В. Брюсов) (Предлагали красочный миф о мире, созданном по законам вечной Красоты) Принявший мир, как звонкий дар, Как злата горсть, я стал богат. (А. Блок)

Валерий Брюсов Константин Бальмонт Зинаида Гиппиус Дмитрий Мережковский Александр Блок Андрей Белый Вячеслав Иванов

В России, как и во Франции, символизм, а в особенности — декаданс, порождают мифы и питаются легендами. Символизм был многосторонним явлением культуры, и охватывал не только литературу но и музыку, театр, и изобразительное искусство. Основные мотивы этого течения просматриваются в творчестве таких выдающихся композиторов как Александр Скрябин, Игорь Стравинский и др. Группа молодых художников- А. Бенуа, Л. Бакста, М. Добужинского Речь об упадке символизма как единого течения зашла в 1910 году. Все его представители продолжали плодотворно трудиться, творить, но примерно с этого времени их пути, в том числе и творческие, начали расходиться: они стали больше ориентироваться на собственное творчество. Но это не стало смертью символизма, как предполагали многие. Символизм оказал огромное воздействие на литературу и искусство последующих поколений и заложил множество творческих традиций, которым следуют и по сей день.

Особенности символизма: Главное средство – символ ; Музыкальность; Читатель – соавтор; Ассоциативные связи; Обращение к образам и мотивам других культур; Поэзия намёка; Мистическое содержание.

Валерий Яковлевич Брюсов 1873-1924 русский поэт, прозаик, драматург, переводчик, литературовед, литера-турный критик и историк. Один из основоположников русского символизма .

Сборники. Ранние: Юношеские ( 1892 — 1894) Шедевры (1894 -1896) Это — Я (1896 – 1897) Творчество (1894) Поздние: Граду и миру (1903) Венок (1905) Все напевы (1909)

Особенности Стиля: Необычные образы ; Необычные сравнения; Мечтательность (мир мечты); Музыкальность;

ПЕРВЫЙ СНЕГ Серебро, огни и блестки,- Целый мир из серебра! В жемчугах горят березки, Черно-голые вчера. Это — область чьей-то грезы, Это — призраки и сны! Все предметы старой прозы Волшебством озарены. Экипажи, пешеходы, На лазури белый дым. Жизнь людей и жизнь природы Полны новым и святым. Воплощение мечтаний, Жизни с грезою игра, Этот мир очарований, Этот мир из серебра! К САМОМУ СЕБЕ Я желал бы рекой извиваться По широким и сочным лугам, В камышах незаметно теряться, Улыбаться небесным огням. Обогнув стародавние села, Подремав у лесистых холмов, Раскатиться дорогой веселой К молодой суете городов. И, подняв пароходы и барки, Испытав и забавы и труд, Эти волны, свободны и ярки, В бесконечный простор потекут. Но боюсь, что в соленом просторе — Только сон, только сон бытия! Я хочу и по смерти и в море Сознавать свое вольное «я»!

«Талант, даже гений, честно дадут только медленный успех, если дадут его. Это мало! Мне мало. Надо выбрать иное… Найти путеводную звезду в тумане. И я вижу её: это декадентство. Да! Что ни говорить, ложно ли оно, смешно ли, но оно идёт вперёд, развивается, и будущее будет принадлежать ему, особенно когда оно найдёт достойного вождя. А этим вождём буду Я! Да, Я!»

Бальмонт Константин Дмитриевич 1867 — 1942 поэт-символист, переводчик, эссеист, один из виднейших представителей русской поэзии Серебряного века. Опубликовал 35 поэтических сборников, 20 книг прозы, переводил с многих языков.

Сборники. Ранние: Под северным небом (1894) В безбрежности (1895) Тишина (1898) Поздние (успех): Будем, как солнце (1803) Только любовь (1903) Горящие здания (1900)

Особенности стиля: Музыкальность; Выразительность образов; Мастерство звукописи и цветописи ; Индивидуализм; Дерзкие образы;

Мои песнопенья В моих песнопеньях — журчанье ключей, Что звучат всё звончей и звончей . В них — женственно-страстные шепоты струй, И девический в них поцелуй. В моих песнопеньях — застывшие льды, Беспредельность хрустальной воды. В них — белая пышность пушистых снегов, Золотые края облаков. Я звучные песни не сам создавал, Мне забросил их горный обвал. И ветер влюбленный, дрожа по струне, Трепетания передал мне. Воздушные песни с мерцаньем страстей Я подслушал у звонких дождей. Узорно-играющий тающий свет Подглядел в сочетаньях планет. И я в человеческом — нечеловек , Я захвачен разливами рек. И, в море стремя полногласность свою, Я стозвучные песни пою. Я — изысканность русской медлительной речи. Я — изысканность русской медлительной речи, Предо мною другие поэты — предтечи, Я впервые открыл в этой речи уклоны, Перепевные , гневные, нежные звоны. Я — внезапный излом, Я — играющий гром, Я — прозрачный ручей, Я — для всех и ничей. Переплеск многопенный , разорванно-слитный, Самоцветные камни земли самобытной, Переклички лесные зеленого мая — Всё пойму, всё возьму, у других отнимая. Вечно юный, как сон, Сильный тем, что влюблен И в себя и в других, Я — изысканный стих.

Андрей Белый (Бугаев Борис Николаевич) 1880- 1934 русский писатель, поэт, критик, филолог, философ, теоретик символизма

Раннее творчество: -жанр симфонии; -синтез слова и музыки; -символ – мировая душа. Зрелое творчество: -сб. «Золото в лазури» (1904 , этот сборник приносит А.Белому славу) -сб. «Пепел» (1909) -сб. «Урна» (1909) Создание литературного кружка «Аргонавты» ( цель-преображение мира новыми словами).

Особенности стиля: Обращенность к грядущему Россия летит в бездну, старая Россия кончается и должна возникнуть новая Россия, еще неизвестная Восприятие символа это одномоментное эстетическое переживание мира Тема «вечного возвращения» тема жизнеутверждения музыкальность

РОДИНА Те же росы, откосы, туманы, Над бурьянами рдяный восход, Холодеющий шелест поляны, Голодающий, бедный народ; И в раздолье, на воле — неволя; И суровый свинцовый наш край Нам бросает с холодного поля — Посылает нам крик: «Умирай — Как и все умирают. » Не дышишь, Смертоносных не слышишь угроз: — Безысходные возгласы слышишь И рыданий, и жалоб, и слез. Те же возгласы ветер доносит; Те же стаи несытых смертей Над откосами косами косят, Над откосами косят людей. Роковая страна, ледяная, Проклятая железной судьбой — Мать Россия, о родина злая, Кто же так подшутил над тобой? РОДИНА

Читать еще:  Косилка для откосов кюветов

СОЛНЦЕ Автору «Будем как Солнце» Солнцем сердце зажжено. Солнце — к вечному стремительность. Солнце — вечное окно в золотую ослепительность. Роза в золоте кудрей. Роза нежно колыхается. В розах золото лучей красным жаром разливается. В сердце бедном много зла сожжено и перемолото. Наши души — зеркала, отражающие золото. А.Белый Будем как солнце! Забудем о том, Кто нас ведет по пути золотому, Будем лишь помнить, что вечно к иному — К новому, к сильному, к доброму, к злому — Ярко стремимся мы в сне золотом. Будем молиться всегда неземному В нашем хотенье земном! Будем, как солнце всегда молодое, Нежно ласкать огневые цветы, Воздух прозрачный и все золотое. Счастлив ты? Будь же счастливее вдвое, Будь воплощеньем внезапной мечты! Только не медлить в недвижном покое, Дальше, еще, до заветной черты, Дальше, нас манит число роковое В вечность, где новые вспыхнут цветы. Будем как солнце, оно — молодое. В этом завет красоты! К. Бальмонт

Проект выполнили: 1.Андриянова Анна 2.Краева Люба 3.Радченко Валерия 4.Смирнова Зоя 5.Смолева Татьяна 6.Улыбина Ольга 2013 г.

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения intera1

Прочитать целикомВ свой цитатник или сообщество!
История любви — Андрей Белый и Любовь Менделеева
Борис Николаевич Бугаев, больше известный как Андрей Белый, родился 14 (26) октября 1880 года в семье профессора, известного математика Николая Васильевича Бугаева, и прожил первые свои годы в самом центре Москвы, на Арбате. В профессорском доме часто бывали знаменитости: научные деятели, люди богемы, композиторы и писатели. Мальчик с детства впитывал атмосферу красоты и гармонии искусства. Но особенно Борис увлекался поэзией, писал стихи, а в двадцать три года, будучи студентом физико-математического факультета Московского университета, опубликовал свой первый сборник — «Северная симфония».

Естествознание будущего поэта интересовало мало, всё свободное время он уделял любимой поэзии. О талантливом молодом человеке вскоре заговорили в литературных кругах, он познакомился с известными литераторами того времени, а о своей настоящей специальности вскоре совершенно забыл. В то же время юноша взял себе литературный псевдоним — Андрей Белый. Цвет, который он выбрал для своей новой фамилии, символизировал чистоту, духовность и успокоение. В то время самым близким другом для него был поэт Александр Блок, с которым Белый познакомился в начале 1890-х годов. Блок был известен, талантлив и непонятен. К тому же, не много времени уделяя своей молодой жене (его свадьба с Любовью Менделеевой состоялась в 1903 году), предпочитал всё время проводить с легкодоступными женщинами, часто меняя подруг и утоляя чувственную сторону любви в публичных домах. Нередко он появлялся дома лишь под утро, а безутешная Люба всё чаще сетовала на своё унизительное положение близкому другу супруга — Андрею Белому, который при каждом удобном случае навещал молодую женщину. Та привыкала к новому знакомому всё сильней, часами говорила с ним, рассказывала о своих обидах и неосуществившихся мечтах и тонула в поразительных, редкого цвета глазах Андрея. Все, кто знал Белого, отмечали его удивительную, словно бы неземную красоту, глубокие, синие глаза, обрамлённые тёмными, густыми ресницами, и светлые, белокурые волосы, с которыми поэт казался ещё совсем мальчишкой. Зинаида Гиппиус так писала об Андрее Белом: «Удивительное это было существо… Вечное играние мальчика, скошенные глаза, танцующая походка, бурный водопад слов… вечное враньё и постоянная измена». В нём было что-то одухотворённое, притягательное, странное, что сильно влекло к нему женщин. Чувственный, утончённый и понимающий молодой человек вскоре стал так близок Менделеевой, что она неожиданно влюбилась в него и однажды открыла свои чувства. Юноша ответил взаимностью, признавшись в самой пылкой любви. Тонко чувствующая и глубоко переживающая женщина не могла оставить равнодушным такого человека, как Андрей Белый.

Они стали любовниками. «Я была брошена на произвол всякого, кто стал бы за мной ухаживать», — вспоминала о том времени супруга Блока, словно оправдывая безумную страсть, которую испытывала к молодому поэту. Тот признавался близким, что чувствует обречённость и безнадёжность их любви, однако разорвать эту прочную связь ни Белому, ни Менделеевой не удавалось. Они страдали, мучили друг друга, расставались и снова шли друг к другу на встречу. Но Любовь Дмитриевна не желала разрушать семью, а Белый, видя страдания Блока и своей возлюбленной, предпочитал наблюдать со стороны, не предпринимая никаких решительных действий.

Их страстные отношения продолжались два года, а в 1906 году Андрей Белый создал знаменитую пьесу о своём странном положении в любовном треугольнике, назвав её «Балаганчик». Тогда же Любовь Менделеева, окончательно запутавшись в своих отношениях с мужем и возлюбленным, приняла решение на время расстаться с любовником и подумать о дальнейшей жизни.

Так прошло десять трудных месяцев, когда Белый даже подумывал о самоубийстве, а Менделеева не могла определиться окончательно, разрываясь между чувствами и здравым рассудком. Наконец, она сообщила поэту, что остаётся с мужем, а его, возлюбленного, хочет навсегда вычеркнуть из своей жизни.

Расставшись со своей мечтой, подавленный и покинутый Андрей Белый уехал из Петербурга и отправился за границу в надежде забыть о любимой женщине.

Любовь Дмитриевна Менделеева вернулась к Блоку. Тот, уставший от многочисленных романов, уже совершенно больной и разочарованный, был рад возвращению супруги. Его даже не смутил тот факт, что жена ждала ребёнка от другого мужчины, актёра Давидовского, с которым у Менделеевой была непродолжительная любовная связь. Блок пообещал любить ребёнка и трепетно заботился о супруге, пока та не родила младенца. Через несколько дней после рождения ребёнок умер, а супруги, вместе пережив это горе, сблизились ещё больше.

Андрей Белый больше двух лет жил за границей, где создал два сборника стихов, которые были посвящены Александру Блоку и Любови Менделеевой. Вернувшись в Россию, поэт женился на Асе Тургеневой и вместе с ней в 1910 году совершил ряд путешествий в Тунис, Палестину и Египет. Спустя год супруги перебрались в Европу, где прожили около четырёх лет.

Вернуться на родину Белый смог лишь в 1916 году. Это был уже совершенно другой, измученный страданиями, так и не сумевший забыть бывшую возлюбленную, со сломанной судьбой и разрывающимся сердцем человек. Семейная жизнь у него не ладилась, в 1918 году Ася решила навсегда расстаться с мужем и уйти к другому. Андрей Белый остался совершенно один. Даже когда в 1921 году скончался Александр Блок, поэт не предпринял никаких попыток вернуть Менделееву.

Со временем в его жизни появилась женщина, которой суждено было провести с ним последние годы. Клавдия Николаевна Васильева стала последней подругой Белого, к которой он не испытывал любовных чувств, однако держатся за неё словно за спасительницу. Тихая, покорная, заботливая Клодя, как называл её писатель, смогла уйти от законного мужа лишь в 1929 году, и спустя несколько месяцев стала супругой Андрея Белого.

Писатель умер у неё на руках 8 января 1934 года. Любовь Дмитриевна Менделеева пережила бывшего возлюбленного на пять лет.
Посвящается Л. Д. Блок Задумчивый вид: Сквозь ветви сирени сухая известка блестит запущенных барских строений. Всё те же стоят у ворот чугунные тумбы. И нынешний год всё так же разбитые клумбы. На старом балкончике хмель по ветру качается сонный, да шмель жужжит у колонны. Весна. На кресле протертом из ситца старушка глядит из окна. Ей молодость снится. Всё помнит себя молодой — как цветиком ясным, лилейным гуляла весной вся в белом, в кисейном. Он шел позади, шепча комплименты. Пылали в груди ее сантименты. Садилась, стыдясь, она вон за те клавикорды. Ей в очи, смеясь, глядел он, счастливый и гордый. Зарей потянуло в окно. Вздохнула старушка: «Всё это уж было давно. » Стенная кукушка, хрипя, кричала. А время, грустя, над домом бежало, бежало. Задумчивый хмель качался, как сонный, да бархатный шмель жужжал у колонны.

Какие есть нормативы для уровня шума?

В России федерального закона о тишине нет, регионы самостоятельно принимают нормативные акты, которые определяют конкретные параметры шума и наказание за нарушение установленных норм. Штрафы для нарушителей в Москве составляют 1-2 тысячи рублей для граждан, для должностных лиц — 4-8 тысяч рублей, а для юридических — 40-80 тысяч рублей.

Измерить уровень шума жители могут с помощью специальных технических приборов или программ, разработанных для компьютеров. Также собственники квартир могут вызвать специалиста Роспотребнадзора, который по окончании процедуры составит документ, где будет отражен результат измерения. Платные услуги по замеру уровня шума также оказывают негосударственные структуры, обладающие аккредитацией Роспотребнадзора на осуществление такой деятельности.

Поскольку даже в разрешенное для шума время в жилых зонах должны соблюдаться допустимые параметры звуковой нагрузки, представители управляющих компаний и местных администраций должны обращать внимание на уровень шума приобретаемого оборудования для покоса травы.

На нарушение тишины пожаловаться можно в местную администрацию, участковому или в Роспотребнадзор. В столице жалобу также можно разместить на портале «Наш город». В разделе «Дворовые территории» нужно выбрать тему «Ненадлежащий уход за зелеными насаждениями» и в поле «Сообщение» написать свой комментарий.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector